October 22nd, 2014

Вышла трилогия Дмитрия Бобышева "Человекотекст: Ниже даётся краткое описание

ЧЕЛОВЕКОТЕКСТ

Эта книга является трилогией литературных воспоминаний. Две её части уже вышли в Москве в издательствах «Вагриус» и «Время» соответственно в 2003 и 2008 годах, третья часть печаталась поглавно в журналах «Юность», «7 искусств и «Новом Журнале». Все три тома объединяются несколько необычным жанровым подзаголовком человекотекст. Почему же не просто воспоминания или мемуары? Потому что автор не только вспоминает и осмысляет эпизоды прошлого, но и заново переживает ту жизнь с её запахами, вкусом, тогдашними оценками и ошибками и видит былое дальше – в его случившемся развитии. Жизнь переходит в текст, время заглядывает из сегодняшнего в прошедшее, а оттуда – в будущее.
Рассказчик тоже неоднозначен, – он и тогдашний, и теперешний, но и тогда, и теперь он осознаёт себя стихотворцем, поэтом, чем бы ни пришлось ему заниматься попутно.
В первой книге человекотекста, названной «Я здесь», это – ленинградский мальчик, юноша, молодой человек, которому суждено было выжить в перипетиях Большой войны. Ещё в школе начав писать стихи, в студенческие годы он сближается с двумя будущими поэтами – Евгением Рейном и Анатолием Найманом. К ним присоединяется более юный Иосиф Бродский, и вся четвёрка знакомится с великой Ахматовой в её поздние годы, которая осеняет их благословением. Дебют молодых поэтов, их попытки пробиться в печать, их дружба и соперничество заканчиваются острым конфликтом. Лишь похороны Ахматовой в последний раз собирают их вместе.
Во второй книге «Автопортрет в лицах» повествователь, попрежнему неофициальный поэт, продолжает стремиться к признанию и, не желая поступиться внутренней свободой, стремится выработать свою литературную стратегию. В книге рассказывается о встречах с друзьями и современниками, которые бьются над разрешением подобных задач – с поэтами андеграунда, художниками–нонконформистами, политическими диссидентами, христианскими подвижниками, известными красавицами и другими яркими фигурами 70–х годов.
Конфликт с обществом усиливается, всё подталкивает рассказчика к решительному шагу, и наконец он отправляется искать удачи за океаном.
Третья книга человекотекста «Я в нетях» начинается с первых шагов по новой земле. Для только что прибывшего всё там необычно, ему приходится многому учиться, чтобы устроить жизнь. Но он убеждён, что приехал за счастьем, и воспринимает трудности как увлекательное приключение. Не восхваляя эмиграцию, он считает её необходимой альтернативой, выражением свободы выбора. В его случае она не равна утрате родины, ибо для поэта родина это язык, словесность, – то, что всегда остаётся при нём.
Как раз к моменту отъезда на Запад в Париже вышла книга его стихов «Зияния», вызвавшая отзывы в эмигрантской прессе, ряд публикаций в местных журналах и приглашений на выступления в университетах. Однако не всё было просто в дальнейшем. Автор рассказывает о сложностях во взаимоотношениях с издателями К. Проффером, И. Ефимовым, М. Розановой. Помощь пришла с неожиданной стороны: художник М. Шемякин стал не только великолепным иллюстратором, но и издателем новой книги стихов «Звери св. Антония».
Живя в Нью–Йорке, а затем на Среднем западе, рассказчик общается с литераторами трёх волн русской эмиграции. Круг Довлатова–Бродского, однако, не видит в нём своего,– большее понимание он встречает у старой эмиграции, а поэты И. Чиннов и Ю. Иваск находят в нём преемника.
Разумеется, рассказчик погружается прежде всего в местную среду: это его семья, соседи, сослуживцы, простые американцы, а затем и научная, и художественная интеллигенция, – то академическое сообщество, частью которого он вскоре становится сам.
Дороги и города, эйфория новизны, мир университетского кампуса, столкновения и конфликты, успехи и разочарования чередуются в пестроте, словно звёзды и полосы американского флага. Но наступают иные времена, и семейные отношения терпят крах, а параллельно с этим разваливается советская империя. Автор оказывается в родном городе с приглашением прочитать курс лекций разом в двух университетах, приехав как раз накануне государственного переворота. Уехать или остаться? Он остаётся, путч благополучно проваливается, и наградой для преподавателя становятся расширенные зрачки студентов на лекциях. Поэт–эмигрант открыто знакомит будущих филологов и учителей с ещё вчера запрещённой литературой русского зарубежья, – в Ленинграде, в Советском Союзе такого прежде не бывало! Но город уже стал Санкт–Петербургом, а страна – Россией...
Ещё одно превращение происходит в жизни рассказчика – он встречает бывшую однокурсницу, которая все годы отсутствия о нём не забывала… Она соглашается стать его женой. На этом заканчивается былое и воспоминания о нём и начинается настоящее, в котором автор продолжает жить и сейчас.
Книгу можно купить в электронном магазине <http://www.amazon.com/dp/188444573x>