October 1st, 2014

"Ягодки" с постоянным обновлением

ЯГОДКИ

Не только читатели, но и критики, да и сами коллеги-литераторы мало что знают о графе Шампанском. Можно сказать, что почти ничего. Зато он, судя по его "Ягодкам", знает о нравах своих собратьев по перу многое, предпочитая, однако, высказываться лишь изредка, да и то в краткой форме. "Ягодки" – это, по существу, дозревшие "Цветочки" его неравнодушного внимания к литературной жизни, к тем занимательным позам, что порой она принимает. Его сиятельство и сам бывает непрочь погарцевать на клавиатуре своего "Макинтоша", хотя и сознаёт, насколько его максимы и афоризмы уступают высоким образцам, которые были установлены в родной словесности великими предшественниками: Козьмой П. Прутковым и Дмитрием А. Приговым. Будем же снисходительны к его вполне похвальным устремлениям их достичь.

Публикатор

В доброе подражание св. Франциску

Я друзей бы пивом да сосисками
потчевал, цветочками ассизскими…
Но для тех из них, кто стали гадкими,
цветики уже созрели ягодками.

Автопортрет

Весь – багров от многих злоб,
но не внук, а дед.
Кто ж – интеллигент я, жлоб?
Если да, то нет…

Именитому собрату

Поэт в России больше, чем поэт.
Но, пальцы веселя валютным глянцем, –
пророк он? Провокатор? Да и нет.
Ещё бы стать ему американцем.

Там и сям

В партии сей состоял он и сам:
"Коммунисты, в Нью-Йорк!" – под конец написал.
И – со льготами "беженца" – сям и осел.
Мол, а ты, диссидент отсидевший, осёл.

Ошибочка

Для безработных с Бруклинского моста
(через Ист–Ривер перекинут он)
перелететь пришлось бы, что непросто,
весь Вавилон манхэттенского роста,
чтоб угодить в чернеющий Гудзон.
Сидел бы, рисовал бы ОКНА РОСТА…
– Не знаешь – не пиши. Таков закон.

Закон естества

Амур порой стреляет мимо.
А антипатия – взаимна.

Прах певца

Как ни в сказке, ни в пародии –
дети прах папаши продали
в нелюдимую страну,
мать оставив спать одну.

Палиндромоны

Тя по морде ведром опят.
Палиндром – и ни морд, ни лап.

Азбука жизни

Абы выгадать её, жизнь,
желези–ка кулак–многоперст,
преступив в холёном лице честь.
Уф, хоть цель видна.
А в чаше – щель.
Верещи без веры теперь:
– Эх, и дряхлею я…

Собрание сочинений

Писательницы нет, а имя есть,
и – славное, но не в её же честь!
Возьми великий старец часть свою, –
что б от неё осталось?
Интер–фью…

Речение

Человек – это звучит горько.
И – грустно.
Как говаривал златоуст
Заратустра.

Поправка к классику

Беспримерный спор когда-то
шёл у самых Райских врат.
– Всё куплю, – сказало злато.
– Всё возьму! – вскричал булат.
– Всех сгною... – смолчало блато,
изливаясь в Ад покато.
В остальном был Пушкин хват!

Как правильно?

Чехов для закусыванья водки
вычистил селёдку с головы…
Или от хвоста? С его наводки,
усомнившись, правильной повадки
я уже не вычислю, увы.

Со-перники

Ходят нераскаянные
братья по перу-с:
Авеля из Каина
вычесть не берусь.

Жмеи

Старые, стервы,
а злые:
жалуются, чтоб их жалели,
а – жалят!

Обратная перспектива

Что было в молодости невероятным,
оказалось просто судьбою:
он стал мёртвым лауреатом,
а ты – живым, и – собою.

Братцу-чайнику

Смеяться и прыскать горячим
не надо бояться, паяццо!
Калясь по-пустому, раз-плюнуть
в калеку раз пять распаяться.

Двуязычие

Who is who? – спросил я Галю.
Та ответила мне: – Ты.
Тоже – душные цветы
слухом я не постигаю.

Точка зрения

Давид увидел удода.
Удод – Давида.
Два вида.

Услуга

– Дрочишь, Володинька?
Вот тебе карточка: дроля.

Русский спор

– Да нет!
– Нет да!

Классик

Умеренность и аккуратность,
в косую линейку тетрадь,
во рту языком упираясь,
он пишет, потея, стараясь…
Четвёрочка, больше не дать!

Голос редактора

Книга, к ноге!

Бывает и такое

Поэтика поэта.
А этика – поэтика.

Слухи и факты

Вы слышали? Поэт такой есть – Лосефф…
Нет, вовсе не философ.

Рифма-пифма
Давят обе – любовь и обувь.

Вспоминая Леонида Мартынова

„Вода благоволила литься.
Она сияла, столь чиста,
что ни напиться, ни умыться,
и это было неспроста”.

Ей нехватало ила, кала
и дряни, что даёт завод;
свинца и ртути нехватало, –
пародии наоборот.

Совет доктора Даля

От изгаги
жуй, главное, гречку,
Маёшка!

Перспектива

– Вот, Стасик, подрастём, –
педерастами станем.

Случай

Пошёл по Невскому гулять,
и – глядь!

Басня

Однажды соловей пел соло.
Тут птица–пиздрик рядом села.
Казалось бы – дуэт?
Но – нет!

Наблюд

Рождает время
своих героев –
певец сортиров
Тимур Запоев.
Герой сортиров
Тимур Кибиров –
хоронит время
своих кумиров.

Из бани

Даша вышла – и шагу!
Намылась: до скрипа в пупу
и до писка в пиписке.

Запирка

Любо Катиньке покалякать,
покакав.
А что как – никак?

НЛО

Зоилы! Вы понятны, палы-ёлы:
плюётесь, быть замеченными чтоб…
Жолковско-златоносо-богомолы!
Я распознал суть вашу: стёб.

Эпитафия

Славу любил, а славян не терпел.
Преуспел.

Каждый по-своему

Мне хочется сказать
не Бродский – Джугашвили,
поскольку оба
Мандельштама задавили.

Похороны Сосо

Венеция. Эксклюзивная акция.
Презентация праха. Разборки у гроба друга.
А также – перформанс и инсталляция.
„Похороны Бобо“. Но более грубо.

Раскрутка

И – вширь! И – в толщь! И – ввысь!
Гора родила „Кысь”.

Тайное и явное

В чём, скажи, душа букета?
Вся навыверт, посмотри…
Верно. А душа буфета –
в том лафитничке внутри.

Парадокс

– Мужчинам отмщу, – втайне думала дама.
– Возьму вот, и дам.
Возьму вот, и дам. В-о-о-о-н тому.

Максима

Мейнстрим стремится в пропасти анала,
не впасть туда есть доблесть маргинала.

Памяти Северянина

Обломки клавира.
Бемольно-банально, и – спето.
Свет Мира – цветы на могилу поэта.

Хвостенко

В чём протекли его боренья
с самим собой –
курить ли, пить
ли? Вот вопрос. Но только пенья
не прерывать. Не то – кубыть!
От ноты „до” до ноты „от” –
Сайгон, Пном Пень…
Пнём пень, Пол Пот!

Хиппи

Братец Кролик! Ты, хотя и мал ещё,
велика к тебе моя морковь.
Ты ведь чем обычно занимаешься?
– Травка, ухи-ухи и любовь.

2000

Чтобы серебристый овен и золотистый лев
баловались бы в детских ласках,
человечество должно вернуться в хлев,
туда, где Младенец в яслях.

Горбовскому

Пора бы, Глеб, и самому
знакомых угощать,
чем, налетевши, как самум,
из них деньгу качать.
В последний раз с тобой под Дум–
ой, испытал я стыд.
Ну, ничего. А всё ж подум–
ай, разве станешь ты?

Виньетка с кавычками

„Однажды я с американской воблой
на съезде слависистов флиртовал,
и, по английски выразившись Vo blya,
себя глагольно с нею рифмовал.”
Ну, что ни семиотик, то – бахвал.

Эпитафия

Была в славистике такая запятая,
о ней одно известно точно:
жила, себя питая.
Стала – точка.

Назидание

Мотри, Матрёна!

Об оригинаниях

Дискурс приметил парадигму –
и – хвать ея за низ,
за хвост!
А в страсти спутал клизму и энигму.
Родился Модернизм…
Но – слишком Пост!

Премия «Северная Пальмира»

Гордин – в жюри.
Так на что же он, в принципе, годен?
Гординых – брата с отцом –
выдвинул в гору герой.

На неполучение Еленой Шварц
премии «Северная Пальмира»

Как уже не могут мерины
за кобылками скакать,
так поэт благонамеренный
пишет, – Кушнеру подстать:

скушно, сути не касаемо,
и почти не вороват!
Значит, по чистописанию –
пять. Садись, лауреат…

Дорогому другу

Найман на слово не туп,
но, подобно бритве,
полоснёт, и сразу – труп
враг в печатной битве.
Ну, а если – взбрык – не так,
то и друг
вдруг станет враг.

Разочарование

Открыли Марс. Но там пейзаж неброский.
Похоже – как поблизости в Небраске.
Или, скорей, в Неваде или в Юте…
Нет, всё–таки Америка – уютней.

На антологию «Поздние петербуржцы»

Чем плоха антология эта?
Тем, что там топором и помоями
Топоров привечает поэта.
Тавтология это, по–¬моему…

Ай да Пушкин!

Алешковский – и премию Пушкина
получает от немцев… Каков!
В переводах, должно быть, упущено:
немцам – Пушкин, что русским – Барков.

Укоризна

Бабу бы вываял, балабол!

Спор с Некрасовым

– Выдь на Волгу!
– Чтоб волком повыть?

Кто правит бал?

– Мы правим бал! – всё тех же ртов орава…
Идёт литературная халява.
И чем их угощает Сатана там,
определит патологоанатом.

Блогеру – по скуле

Что ты виляешь хвостом, как и всем?
Кошечка–Гарфильд, я сам тебя съем.

Несуществующие персонажи

Подпоручик Киже и…
поэт Кенжеев.

Просто ради рифмы

Есть много симпатичных девушек.
А в нашем возрасте…
Да где уж их!

Позднее признание

Стихли стихи…
Но к таким–то годам
и у Осляби
силы б ослабли.
Цитру кому передам?
Дамам, вестимо…
Какой–то из пишущих дам!

У райских врат

Спросил у нижних Пётр:
– В чём грех его?
– Увёл у Бродского Марину!
– А сами! Кто по мелочи не спёр?
Добыча у него –
по чину.

Эмили или Елена?

Была девицей. Хлоп. И померла.
А выяснилось – гений!
Жила средь нас такая же герла
с тетрадкою своих стихотворений.

Ордынец

Отец и сын (без третьего лица)
не слишком ли в журналах разбалован?
Туда–сюда таскают молодца:
он в цирке протопоп, а в церкви клоун.

Сердце красавицы

Разбила сердце мне, что было – факт:
глаза, фигура, волосы, как смоль…
А красота ушла, и вот – инфаркт.
Разбилось сердце у самой.

Тюремный приговор

Садись, садист!

Оправдание любви

Пипка и попка,
папка и мамка –
просто, как пробка:
глупо и крепко.

Лимерик

Дочь полковника Галя,
если мне не солгали,
дисциплине верна,
потому что она
всё же дочка полковника – Галя.

Переложение с английского

Ты крут, и я ведь крут.
Но кто кому надгробный дал салют?

Памятник

В Москву, в Москву!
Приехал он,
задрав главу,
считать ворон:
– Пошли вы нах,
плюю на всех,
держу в штанах
свой детский грех.

Кто есть кто?

Вы думаете – там Бродский? Нет!
Это его ваятеля автопортрет.

Колыбельная

Видно, верному –
медленным быть велено:
сквозь жизнь доехало только сейчас...
Вот и не спрашивайте, по ком колыбельная.
Она ведь – по любому из нас.

Муму

Один Герасим (по уму)
стал поучать, как жить:
крепить мораль, любить куму...
Её б и утопить!

Поросёнок Нах–Нах

Полуболтун, полусовец–
стал полным наконец.
А коли нехватает «кий»,
он для таких на кой?

Блюз

Жил в Нью–Йорке неясный талант, мой сосед.
Жёнка, вроде, гуляла, – он, кажется, нет.
В ус, однако, не дул, рисовал измочаленных кляч...
Отруби ему бошку хотя бы за это, палач!

Шарада
«Крив был Гнедич поэт...»
Пушкин

Здесь первый слог орёт матрос,
которого унёс
коварный шторм.
Второй – кротом
копает ухо, но притом,
как 1000 слепых старух,
увы, Соснора глух.

В зале ожидания

Гостей у Танатоса
позабавить хотят:
минуты тянутся,
а годы летят.

Херсонский вопрос

Сколько можно жевать всё то же:
все ли уже поэты евреи?
Или ещё кое–кто, похоже,
затесался туда, где гои и геи?

Весна

Погода педофилится,
как лядвии Лолит:
попала под влияние
Владимира Набокова,
виляет юбок около
и в брюках шевелит.

Часы Патриарха

Брегет:
есть? Нет!
Ах, эх...
Врать – грех.

Ударим:

Позитивом по объективу,
объективом по негативу,
а объектом – по морде!

Речь поэта о Евро–2012

Поэт в России меньше, чем игрок:
когда стишки не вышли, он меж ног
хватает граждан прямо за футбол,
в свои ворота забивая гол.

Ильич на броневичке

Нобеля бы дать
(и – взять!)
бандиту,
кто Ленину в зад
всадил динамиту.

Совет долгожителя

Пешеходы! Живите подольше,
для чего не жалейте подошвы.
Ни за что не вдыхайте бензин
и держитесь, держитесь подальше
от машинных и шинных резин.

Жизненный путь

Ползу по злу...
Узрю ли пользу,
или всё зря?

Культяпки

Культ Лысого, Усатого и – ах! –
Картавого, Хрипатого и Цоя
сумел бы прекратить лишь Патриарх,
когда бы сам – копеечку, да стоя.

Бунт усмирённый

Курочиться, корячиться и корчиться
не только ты, но все осуждены:
за то, что, мол, поел того, что хочется,
за то, что, мол, поял не той жены...
Но усмиряют наш поход за – ны:
часовня, крест, берёзовая рощица.

Домашний адрес

«Мононин двор» – и клёник, и калитка.
а сзади ясень осеняет дом,
где двое нас плюс золотая рыбка
с Матиссовой афиши под стеклом.
К обеду – стопка водки, а потом...
Потом, потом... Кто знает? Счастье зыбко.

Счёт 1 : 2

Ермолов, брось! Не покоряй Кавказ.
Теперь они – и в хвост и в гриву – нас.

Кремлёвский лауреат

Ты получил «по праву и по чести»,
свой лавр, но – от кого?
И с кем же вместе?
Награждены вы Иродом царём
вдвоём с литературным упырём.

Путин и Распутин

Он из Парижа мордой вышел
и – к Путину на рандеву,
но не в Москву – в мордву...
Увы, не выше!

Рецензенту книги "Зима"

Под советскими обоями –
то ли критик, то ли клоп
из кровавых алкоголиков
по фамилии Угольников...
Башмаком его бы – хлоп! –
и разделаться с обоими.

Как малолеткам – памперсы

Антилопам пампасы,
генералам лампасы,
актёрам аплодисменты,
а поэтам нужны комплименты.

За белых или за красных?

Когда тебя, Иртеньев, блажь
погонит за рубеж,
решай скорей: ты клоун Бланш
иль Руж с оттенком Беж?

77

Вот и к нам приходят Оры
и несут 2 топора,
5 минут дают на сборы,
брык и мык et cetera...
Как изменишь ход вещей?
А никак. И – вообще!

Почти по Гончарову

Когда–то был он битником... Постой!
Зачем теперь о нём гуторю я?
Да незачем, конечно же... Отстой.
«Обыкновенная история».

Высшая мера

Поэты ценятся по росту и по весу,
а я по русскому судил бы языку.
И если пустит кто «кукареку»
на лэнгвиче заморском, тех – по фейсу!

Эхо

— Надо водку пить!
— Надо, вот, купить...

Привет Франсуазе

Bonjour, старость!
Adiue, страсти...
К чему стараться?
Вы — смерть?
Здрасьте.

Молодёжные журналы

Есть «Юность»,
где поэты начинают,
и «Дети РА»,
где дрочат и кончают.

Нежелание писать

Не хочешь писать? Не пиши.
Привал возьми для души.
Просто побудь в тиши.

На свержение Ленина в Киеве

С крещения Руси протЕкли
тысячелетия ли, век ли,
пока вконец Перуна свергли.

Майдан

Имея атаманшу Юлю
и двух богатырей Кличко,
вы Крым чудовищно продули,
играя с Дьяволом в очко.

Суть сериала

«Я думала это весна, а это оттепель...»
Я беременна не от тебя. Вот тебе!

Конечный пункт

Будь ты заика иль зазнайка,
хоть забияка — всё одно:
вот и платформа "Вылезайка".
Сойди, ступив ногой — в ОНО,
где смрадно, стрёмно и темно.

Теодицея

Физиологически — больно, кромешно...
Психологически — страшно, конечно.
Эстетически — ни в какие ворота,
А этически — бред бегемота.
Метафизически — тупиково.
А по-Божески — что ж тут такого?

P. S. Вянут цветы, гибнут скоты, коты, киты,
Так же, примерно, как ты.

Переводчик

Скажу вам для забавы, не со зла:
один чудак переводил осла,
орущего франкоязыко.
Но кроме крика,
что испускает сей заика,
он ничего не произвёл.
Осёл.

Глобальное потепление

Экологи кричат о смене климата,
и выгодно, должно быть, им это:
учёных степеней преумножение
и в тропиках каникулы блаженные.
Что же касается до населения,
ямщицкий пляс для них увеселения,
простуды, сквозняки и холода,
и дома с отоплением беда.
А плюнет Солнышко протуберанцем, —
конец и тем, и этим танцам.

Ориентации

Свелось на грех: пед, педофил,
к тому же педагог...
А я — велосипЕдо-фил,
и, если б не затормозил,
я тоже пасть бы мог.

Звонок небожителям

Мне на мобильник добавили Оры минуты.
Боги Олимпа! Убавили б лучше года.

Сквернословие

Мат отправим к чорту на хер,
запихнём обратно в рот
тем, кто Мазох или Захер,
или хуже — доктор Фройд.

Сторублёвка

Уберите Аполлона с денег,
или пусть он трусики наденет
хоть какие, кроме кружевных,
потому что порно хуже в них.

Разность потенциалов

Один у всех рубильник на меху,
что жизнь включает и сидит в паху.
Зато и выключателей без счёта
во всех местах, где заболеет что-то.

Происхождение

Украинец по матери, русский в отца,
кто я — по частям ли, вкупе ли —
петербуржец в Америке, хохло-кацап,
когда-то родившийся в Мариуполе?

Такие вот дела

От стариков какая польза?
Они бы о-го-го! Да только поздно.

А так они бы хоть кого — за пояс!
Но к терминалу их подвозит поезд…

Ночной диалог

— Гоги, у меня невралгия...
— Да не врала бы ты, Гия!

Февраль на Таврической улице

Братец мой мастырит лодку
на четвёртом этаже.
А стукач кропает сводку
на меня ещё уже...

Поэт в ресторане

Где еда, на бедность рифм не жалуйся.
Взял меню, «легко разжал уста»
и на выбор заказал с листа:
— Сделайте поджаристо, пожалуйста...

Где жить хорошо?

Хорошо, брат, в Америке, дома:
всё удобно, доступно, знакомо.
А на родине трата и убыль, —
под угрозой «своих» Мариуполь,
у своих же иных мой Петрополь,
бейся лбом хоть о стены, хоть об пол!
Но достиг я, что долго искомо:
хорошо, брат, в Америке, дома.

Голос из ямы (оркестровой)

— Отдайте cantabile!

Хэллоуинские маски

"Димка" Бобышев у "Женьки" Рейна,

вероятно, чего-то отнял...

Неужель — у жены ожерелья

или средства от ожиренья?

Он от "ОСЬКИ" отъял идеал.

Географическая новость

Попокатепетль встретил Лимпопо,
и они похлопали друг друга по по по.

В Книге лиц

Фамилии должны быть незакатны,
а не в крапиве где-нибудь за баней...
Вот, например, какой-то Музыкантов
взял, нахамил и тут же был забанен.

Тоже технология

Раньше писали стихи-паровозы
(что-нибудь про партию и про колхозы),
сквозь цензуру тянувшие поезда,
где везлась вольная белиберда.

А нынче лирические бегемоты
переключились на автопилоты,
тиражирующие без конца
пережёвы вчерашнего образца.

Трюфель и хрюшка

Как хрю найти сумела трю?
А по созвучью, — так я зрю.

Прогулка

Рука об руку, нога за ногу,
туда-сюда, взад-вперёд…
То ли мордой в блюдо,
то ли рыбой об лёд.

Географическая новость

Попокатепетль встретил Лимпопо,
и они похлопали друг друга по по по.

В Книге лиц

Фамилии должны быть незакатны,
а не в крапиве где-нибудь за баней:
вот, например, какой-то Музыкантов
взял, нахамил и тут же был забанен.

Тоже технология

Раньше писали стихи-паровозы
(что-нибудь про партию и про колхозы),
сквозь цензуру тянувшие поезда,
где везлась вольная белиберда.

А нынче лирические бегемоты
переключились на автопилоты,
тиражирующие без конца
пережёвы вчерашнего образца.

Лозунг

Авангардъ — это арьергард сегодня!

Что слаще

Вам пахлаву или халву?
Нет, лучше похвалу.

Вдвоём

Два весёлых старика:
у неё болит рука,
у него — все жилы.
Счастливы, что живы.

Что слаще

Вам пахлаву или халву?
Мне лучше похвалу.

Метеорологическое

Натюрморт это термометр
по Реомюру!
И — рюмочка на юру.

Версия Наймана

Повесил Чехов дробовик на стену,
а тот возьми и выстрели, да в сцену,
где драматург пургу актёрам нёс...
А говорят — туберкулёз!

Эллин

Кто в кудрях у Феогнида
свил гнездо? Конечно, гнида.
Да поэт и сам пригож:
чуть не Путин, тоже вошь.

Достижение

Нет, не классическую розу...
Но всё же удалось Нобеляку
модифицированную кукурузу
привить к советскому дичку.

Народные чаяния

Уберите Ленина с денег,
но верните Сталина взад.
Чёрта в Ад куда-нибудь деньте,
а потом опять на фасад!

Оттуда не возвращаются

Вернул бы Сталина Хрущёв
обратно в мавзолей,
он стал тогда ещё б
коварнее и злей.

Конец лета

Цветы, цветы, цветы, цветы,
цветы... И — ты!


Лосев о Бродском

“Вот уж правда — страна негодяев:
и клозета приличного нет…”

Доносчик и о ком он — оба-
два шовиниста-русофоба.